Сегодня Радоница, день поминовения усопших. Утром я был в церкви, помянул Сашу ray_nort, а ещё в память о ней перечитал (переслушал) книгу М. и С. Дяченко "Вита ностра", которую она мне в свое время рекомендовала. Там главная героиня Саша Самохина очень с Сашей перекликалась, так что переслушивая, я как будто оттуда привет получил. И – о чудо – в подтверждение подлинности моих догадок на аудиокниге был бонусный саундтрек, песня Михаила Щербакова, творчество которого так нравилось Саше :):):)

Увидев, что за это время Дяченки написали ещё две книги из цикла "Метаморфозы, прослушал и их. Вторая книга, "Цифровой", про мальчика-геймера, мне не понравилась. Совершенно не моё, ни в одной букве и ни в одном образе, и с "Витой нострой" никак не связано.

А вот третья книга, "Мигрант", хотя и слабее "Виты ностры", но только потому, что авторы сделали большой замах, но реализовать идею не смогли. А идея богатая: мир без страха (тот, который хотела вылепить Саша Самохина, эта книга - как бы привет от неё), в котором страхи всё-таки проступают.

Краткое содержание "Мигранта". Наш современник, Андрей по кличке "Крокодил" (это его папа так называл – Крокодил не Гена, а Андрюша), 30-летний разведенный житель российского мегаполиса, внезапно обнаруживает себя на идиллической зелёной планете, где всё экологично и не надо думать о пропитании. Прямо как в басне "Стрекоза и Муравей": "где под каждым ей кустом был готов и стол, и дом. Граждане приветливы, принимают мигрантов с других планет, обеспечивают условия для лёгкой жизни.

Но очень скоро выясняется, что идиллия несколько напрягает.
Во-первых, у нашего мигранта отняли два года жизни вместе с памятью об этих годах.
Во-вторых, ему инсталлировали язык планеты на базу родного языка, и он напрочь забыл русский. Помнил только одну строчку из перевода Лорки: "А это огни, что сияют над нашими головами". За них и держался, как за реликвию, которая помогала ему ясно мыслить.
В-третьих, статус полноправного гражданина можно получить только при сдаче экзамена в подростковом возрасте. Мигрантам предлагают статус зависимого члена общества.
В-четвертых, анархическая община на планете только в первом приближении кажется рассчитанной на счастливых и ленивых дураков. Во втором приближении видно, что власть на планете есть, и она достаточно жесткая.

Разумеется, Крокодил Андрей добивается разрешения сдать экзамен на гражданство. На удалённом острове он вместе с мальчиками-подростками бегает кроссы, ходит по углям, но у него никак не получается заживление ран силой воли и т.п., что у землян как-то не особо развито (спасибо, хоть нет сдачи полётов без крыльев).
Экзаменатором выступает некий Аира – воплощение физического совершенства, ума, мужественности и проч., и проч., и проч.

Помимо Крокодила в группе есть ещё один человек, выбивающийся из ряда здоровых, физически развитых подростков: бледный 15-летний мальчик с зелёными волосами, с характерным именем Тимор (т.е. "страх" по-латински). Крокодил помогает ему, а он – Крокодилу.
Открывается многомерная "семейная драм-м-м-ма"(с): Аира с детства знал и горячо любил мать Тимора, Альбу. Они считались женихом и невестой, но даже он, весь такой положительно-монументальный "герой девичьих грёз", в девичьи грёзы своей невесты не вписался. Девушка придумала себе другого любимого.
Во время краткой, но ёмкой беседы по душам Крокодила с Аирой открылось, что на идиллической планете есть одна, но существенная проблема: мечтания людей могут (и зачастую так и получается) воплощаться в жизнь очень быстро. И если Альба намечтала себе любовника, то он тут же появился "из ничего", сделал ей ребёнка и исчез. Тонкую душу девушки нестабильность мечты шокировала настолько, что она перестала хотеть жить. Противоборство между её волей и волей зачатого ребёнка растянулось на целых два года, во время которых ребёнок всё-таки сформировался и родился, а мать умерла.

Непонятная землянину острая драма в семействе Альбы привела к вечно тлеющему конфликту между несостоявшейся тёщей, бабушкой зелёного Тимора (а бабушка была на должности главного по мигрантам, ответственный пост), и Аирой, который (чтобы доказать себе и другим, что он лучше, чем продукт девичьих грёз) стал аж "дорогим и любимым руководителем" планеты. Но по-прежнему мается со своим разбитым сердцем и тоской по любимой, отчего уже самой планете угрожают потрясения, образы лезут из Аиры вплоть до разрушения экосистемы.Но изо всех сил мужик сдерживает "души прекрасные порывы", так как он Сам-Себе-Хозяин (т.е. полноправный гражданин).

Чтобы обеспечить сыну своей любимой права гражданства, руководитель планеты лично принимает экзамен у подростков, в группу которых попал Тимор. С одной стороны, он ненавидит этого мальчишку, с другой стороны – любит, как родного сына, видит в нём свою Единственную Альбу и пару раз даже нарушает свой долг, чтобы мальчик таки стал гражданином – Сам-Себе-Хозяином, и не мучился кошмарами вылезания из матки и насмешками сверстников над его "отцом".

Крокодил всё это слушает и потихоньку офигевает: куда я попал?! пустите меня домой!!!

Эх, с каким удовольствием мы с Сашей обменялись бы мнениями по поводу этой фантазии Дяченок...

Ну, и в завершение темы, ещё одна – моя – фантазия:


Подражание Цою № 3

Много лет, много зим, много осеней назад
Славный город наш носил другое имя.
У меня в том году был любимый младший брат.
А уж как меня у нас в семье любили!..

Я ходил в детский сад, мне дарили шоколад,
Разных рыжих и коричневых медведей
Я не знал, я не знал, что живёт мой младший брат
Просто он был на другом каком-то свете

Мне тогда, мне тогда каждый дважды божий день
Открывались всякоразные миры.
Каждый миг, каждый день я был новый человек
И дверной косяк в пометках ростовых

Шум машин, вонь-бензин, вот мы едем в магазин,
А потом удар, и мраморные лица.
Говорили, что мы все в рубашке родились,
Только маму увезли тогда в больницу

И никто, и никто не грустил, что нет его,
Даже мама про него не вспоминала.
Только мне одному не хватало одного,
И двоих бы тоже не мешало.

А потом, а потом, а потом пришла весна,
Летом мы втроём поехали на море,
А потом, а потом родилась моя сестра
И не знала никакого горя.

@темы: "Знаки", Книги, Стихи