Удивительно хорошо прошёл вечер.
Папа вспоминал, как он служил срочную на Северном флоте, и какое счастье, что не в Монголии. Какого цвета были северные сияния, как потом он учился в офицерской школе в Камышине и, уже получив погоны и отпуск, до такой степени спешил к моей маме с букетом цветов, что забыл на вокзале всю выданную ему амуницию.
И вот всё хорошо, и я очень люблю об этом слушать. И в детстве любил, и сейчас люблю: про Североморск с Ваенгой и Печенгой, про Видяево и номерные бухты, и подводные штольни, и базы с ядерными торпедами (было бы у меня такое здоровье, как у него, меня бы всё это тоже не обминуло... нет, не это, конечно, а Афганистан, как Игоря, но всё моё здоровье папа оставил именно в тех штольнях; а моему двоюродному племяннику не повезло ещё больше: к 16 годам он полностью ослеп, хотя его отец сохранил относительное здоровье и после всех своих подлодок).
Но как же моему отцу не повезло в любви... Когда он рассказывает о том, как бегал за мамой, мысль у меня только одна: зачем, зачем с этими двумя людьми случилось такое несчастье?
Брак моих родителей — это был настолько неудачный проект, что мы с сестрой, цитируя Стругацких, просто какие-то "при-шерь-зы из коз-мо-за". Не чувствую никакого родства ни с той, ни с той фамилией, как человек из пробирки.

@темы: "Житие мое... – Какое твое житие, пёс смердящий, ты посмотри на себя!" (с)